?

Log in

No account? Create an account

Камиль Гижицкий
с лампой
d_m_vestnik

Это командировочное удостоверение за своей подписью и печатью штаба Азиатской конной дивизии Унгерн 10 июля 1921 г., в лагере на Селенге, перед вторым и последним походом на Советскую Россию, выдал служившему у него бывшему австрийскому офицеру Камилю Гижицкому (из польских татар). Он командировался в Ван-Хурэ, чтобы доставить оттуда вещества, необходимые для изготовления химического оружия. Унгерн тогда носился с идеей, подсказанной ему Оссендовским, - начинять артиллерийские снаряды захваченным у китайцев цианистым калием, но из этого так ничего и не вышло. Узнав о пленении барона красными, Гижицкий добрался до Харбина, из чистого любопытства побывал на Камчатке, потом вступил в Сибирскую добровольческую дружину генерала Пепеляева, чтобы плыть с ним в Якутию, но в последний момент передумал, вместо Якутии уплыл в Африку, арендовал две кофейные плантации в Либерии и счастливо прожил там пятнадцать лет. Его жена, то ли не выдержав такой жизни, то ли еще по какой-то причине уехала домой и во время Второй мировой войны была резидентом английской разведки в Кракове. Сам Гижицкий тоже в конце концов вернулся на родину, в 1939 г. дрался с немцами под Варшавой, затем входил в руководство Армии Крайовой. В социалистической Польше занялся сочинением книжек для подростков о своих африканских приключениях. Умер в 1967 г. во Вроцлаве.

Источник

Read more...Collapse )

Свидетель из Шанхая: Чем был владыка Иоанн для нас?
с лампой
d_m_vestnik

Владыка был буквально душой всех наших общественных начинаний в Шанхае. Он был вдохновителем и возглавителем постройки храмов, госпиталя, приюта, дома для престарелых женщин, дома для престарелых мужчин, коммерческого училища, женской гимназии, общественной столовой и т.д. Не было ни одного благотворительного или культурного начинания, где бы он не принимал участия. Не мыслилось просто возможным, организовать что-либо без его участия и благословения.

Владыка жил нашей жизнью. Он часто посещал и принимал прямое участие в жизни наших эмигрантских учреждений. Он, несмотря на непого­ду, а зачастую и поздно вечером, посещал боль­ных и страждущих, больницы, приюты, старческие дома, чтобы принести слово утешения и убедиться все ли хорошо. Мы часто могли видеть его идущим в дождь или пургу пешком по улицам Шанхая, чтобы навестить какого-то больного, ютящегося в темном углу чужой квартиры. Посещение тюрем и дома умалишенных было его регулярным занятием.

Пишу я это не со слов кого-то, но потому что сам встречал его и в поздний час, и в ненаст­ную погоду, идущим пешком, с посохом в руках, в развивающейся от ветра рясе, для принесения Христовой Любви.

- Куда вы спешите, Владыка, в такую погоду? Он отвечал: - Да здесь недалеко нужно навестить такого-то или такую-то. И когда я его подвозил, то это «недалеко» зачастую было 2-3 километра.

После окончания Второй мировой войны, в 1946 году советский консул в Китае направил свою энергию, чтобы перевести православные храмы и церковные эмигрантские начинания в лоно Московского патриархата. Владыка Иоанн сразу же стал на защи­ту их и, несмотря на благоприятную политическую обстановку у противоположной стороны, своим авторитетом и личным присутствием отстоял многие из них. Так это было с собором, с домовым храмом у престарелых женщин, где, со­гласно с его распоряжениями, все было подготовлено с властями для возращения храма-памятника в подчинение Зарубежной Церкви. После захвата нашего храма большевицвующими русскими в Циндао, Владыке удалось добиться у китайских властей права периодически совершать богослужение с оставшимися нашей Церкви верными священнослужителями.

Read more...Collapse )

Штаб Азиатской конной дивизии Унгерна
с лампой
d_m_vestnik

В этом здании на ст. Даурия в 60 км. от китайской границы в 1918-1920 гг. располагался штаб Азиатской конной дивизии Унгерна и находилась личная квартира самого барона. По рассказам современников, в ней всегда царил ужасающий беспорядок. Последнее нередко свойственно людям, страстно желающим упорядочить весь мир.
Современный вид. Источник

На данном изображении может находиться: небо и на улице


Помянник епископа Анастасия
с лампой
d_m_vestnik

(Разговор с владыкой был записан в марте 2018 г.)

В: Вот тема, о которой хотелось бы Вас расспросить, Владыко. Мы с Вами много лет уже знакомы. И невольно обращает на себя внимание, что у Вас есть такой перечень имен на поминовение об усопших. На панихиде, на заупокойных ектеньях… Имена эти весьма многочисленны. Часть из них нам известна. Если поминаются наши блаженнейшие митрополиты, основатели РПЦЗ – митрополиты Антоний, Анастасий, блаженнейший митрополит Виталий. Из современных епископов – архиепископ Сергий, епископ Варфоломей – тут мы знаем, о ком идет речь. Заочно познакомились с легендарным дьяконом Виктором, о котором тоже много приходилось слышать. Но есть еще имена, они у Вас как-то так постоянно идут рядышком, - о которых мы не знаем и хотелось бы узнать о них подробнее.

О: Говорить вот так вот «с кондачка» большое количество времени я не смогу, но кратко сказать об этих людях – это можно и нужно, потому что всё это наши российские архиереи. Прежде всего, после тех имен, которые Вы назвали – митрополитов Блаженнейших – Антония, Анастасия, Виталия – поминаю митрополита Евсевия.

1. Митрополит Евсевий – это был первый епископ Владивостокской епархии, основанной в конце 19 – начале 20 века, именно в 1898 году. И вот он явился первым епископом Владивостокской епархии. До этого он служил епископом Благовещенским и Камчатским. Когда епархия была учреждена, он стал епископом Владивостокским и Камчатским. Возглавил всю эту громаднейшую Дальневосточную территорию, включавшую в себя Южно-Уссурийский край, остров Сахалин, Курильские и Командорские острова, Охотскую область, Камчатку, Чукотку. То есть весь этот регион был в управлении этой епархии. Владыка Евсевий был первоначальным строителем епархии. По его благословению строилось много храмов, церковно-приходских школ, монастырей. В частности, при нем был образован женский монастырь под Никольск-Уссурийском. Сначала женская община – в 1900м. году, а потом и сам монастырь. Митрополит Евсевий является основателем нашей епархии и его имя я всегда поминаю. Он стал сначала епископом, потом в 1906 г. был возведен в сан архиепископа. С 1912г. являлся членом Синода, был приглашаем на заседания Синода. В 1917 году был членом Поместного Всероссийского Собора, на котором был избран Патриарх Тихон и приняты документы, по учреждению новых уставов, положений о Российской Церкви. Эти документы сегодня являются основными каноническими нормами для Российской Церкви. В 1918-м году, когда началась Гражданская война, ему уже не удалось вернуться на Дальний Восток, и он остался там, на Западе, где его назначили временным управляющим Смоленской епархией, а затем был возведен в сан Митрополита Крутицкого, и управлял Московской епархией, был помощником при Патриархе Тихоне. Через него осуществлялась связь с Временным высшим церковным управлением Заграницей с митрополитом Антонием (Храповицким). Они были лично знакомы, и как раз в 1921 году он способствовал этой связи с Патриархом при подготовке Всезарубежного Собора 1921 года. 31 января 1922 года Митрополит Евсевий умер и был похоронен на Новодевичьем кладбище у Смоленского собора. Его имя вписано в храме св.праведного Иова в Брюсселе, построенном нашими русскими людьми и освященном в 1932 г.. Этот храм является памятником Царю-мученику Николаю. На стенах этого храма, в алтаре, есть имена новомучеников, исповедников Российских. И в алтаре есть имя митрополита Московского Крутицкого Евсевия. Поэтому я его поминаю, как одного из сотрудников создания нашей Зарубежной Церкви. К ним его можно относить, хотя он в эмиграции и не был.

2. Следующим я поминаю митрополита Мефодия. Митрополит Мефодий был управляющим Харбинской епархией. Харбинская епархия, а до этого было Харбинское благочиние, входило в состав Владивостокской епархии, которой управлял архиепископ Евсевий, и вся линия КВЖД (Китайско-восточной железной дороги) от Манчжурии до Гродеково – она входила в состав Владивостокской епархии как благочиние. Когда, после революционных процессов и Гражданской войны, на линии КВЖД сосредоточилось большое количество русских беженцев, то в январе 1922 г. постановлением Высшего Церковного Управления Заграницей, это благочиние было выделено из Владивостокской епархии – но в то время епархией управлял уже не митрополит Евсевий, а епископ Михаил, который вступил в управление епархией в 1919 г., - и была создана новая епархия, которая получила название Харбинской. А управляющим епархией был поставлен архиепископ Мефодий Харбинский и Манчжурский. Т.е. она распространялась на всю Манчжурию. Пекинская епархия отдельно от них существовала, она была создана в тридцатые годы. Архиепископ Мефодий управлял этой епархией до своей смерти. Умер он в 1931 г, в Харбине. Он создавал всё епархиальное управление, налаживал здесь жизнь церковную, известен также как активный борец с обновленчеством. Ибо обновленцы проникали и на территорию Китая, т.е. не только на территории СССР они действовали. Там им была выпущена и книга против обновленцев, ведущая борьбу против обновленческого Владивостокского «митрополита» Василия. Поэтому я владыку Мефодия тоже всегда поминаю.

Read more...Collapse )

Полковник Михаил Торновский
с лампой
d_m_vestnik

Из всех мемуаристов, писавших о Монголии при Унгерне, самый объективный и честный - полковник Михаил Торновский, иркутянин. Это он, отдавая должное Унгерну как "бескорыстному борцу с большевизмом", написал о своем начальнике: "Сердце, милосердие в нем отсутствовали. Сирых и убогих не терпел".
После того, как в Азиатской дивизии вспыхнул мятеж, и Унгерн попал в плен, Торновский из глубины Монголии вывел дивизию к китайской границе. Ехать в Приморье, чтобы там продолжать войну с красными, он отказался, работал извозчиком, затем стал управляющим газеты «Гун-Бао», выходившей в Шанхае на китайском и русском языках, заведовал книжным магазином «Просвещение». Он вообще тяготел к литературе, его литературные способности несомненны.
В 1946 г. Торновский вернулся на родину, был учетчиком и бухгалтером на строительстве Камской ГЭС в Молотове (Перми). Несколько лет провел в лагерях. Умер в 1963 г. в Пермской области, в г. Чайковский.
Между прочим, на всех этих фото у него, еще, в общем-то, молодого мужчины, грустные глаза человека, прошедшего через ад и без оптимизма смотрящего на человека как такового.

Источник

На данном изображении может находиться: один или несколько человек ÐÐ° данном изображении может находиться: 1 человек, костюм и часть тела крупным планом


Подпоручик Чехословацкого полка
с лампой
d_m_vestnik

Подпоручик команды разведчиков 5-го Чехословацкого стрелкового Пражского полка в т.н. владивостокской форме. 2-я пол. 1919 г. - начало 1920 г. Судя по нашивкам на правом рукаве, он поступил на службу в чехословацкие части в 1915 г.
Об униформе чехословацких воинских формирований в России в 1919-1920 гг. (автор: Борис Татаров) можно прочитать в 71-м номере "Старого Цейхгауза".

На данном изображении может находиться: 1 человек, стоит и обувь


[reposted post]Хабаровск, январь 1919 года: казаки восстали против своего атамана
волчок
naslednik_dv
reposted by d_m_vestnik

В ночь на 28 января 1919 года в Хабаровске началось (и закончилось) восстание против атамана Калмыкова. Выступил 1-й Уссурийский казачий полк: 3-я и 4-я сотни, где имелось много казаков, служивших ранее в Красной гвардии, а так же часть артдивизиона (без орудий) и пулемётная команда — около 500 человек. 

Почему? 

Главная причина восстания — жестокий террор, развязанный Калмыковым против населения и физическое устранение «оппозиции» в Уссурийском казачьем войске. Сыграли роль и антирусская политика атамана, и отказ признавать власть Колчака (и вообще какую-либо власть). 

Как это было?

Чёткого плана и руководства у восставших не было, они действовали нерешительно и упускали время. Главная задача – захватить и ликвидировать атамана – была похерена. Толпа казаков окружила калмыковский штаб на углу Муравьёво-Амурской и Корсаковской [Волочаевская] улиц. Атамана полчаса искали по всем штабным закоулкам, но напрасно: Иван Павлович успел благополучно укрыться у своих покровителей в японском консульстве, которое находилось также на Корсаковской улице, в двух шагах от штаба. По другой версии Калмыков эту ночь проводил у любовницы – жены своего офицера, известной всему отряду потаскушке. 

Жертвой восставших стал командир полка полковник Афанасий Бирюков, который скончался от ран 29 февраля. 

Штаб атамана Калмыкова. Японская открытка 1918 года из коллекции автора
Read more...Collapse )

Обитель Ариадны. Харбин — Шанхай — Сан-Франциско
с лампой
d_m_vestnik

В конце короткого переулка по адресу 350 South Shaanxi Road находится трехэтажный особняк с просторным двором. Это один из малоизвестных памятников русского Шанхая – в 1930-е и 1940-е годы здесь находился Богородице-Владимирский женский монастырь, а также приют для девочек имени св. Ольги.

Бывшая обитель в 2013 году; южный фасад. Источник: Катя Князева

Бывшая обитель в 2013 году; южный фасад. Источник: Катя Князева

Особняк был построен в 1920-е годы и поначалу служил резиденцией семье иностранного коммерсанта. В 1935 году в особняке обосновалось шанхайское отделение харбинской женской обители, которую создала игуменья Руфина в 1924 году. Талисманом обители была небольшая икона Владимирской Богоматери, которая по свидетельству очевидцев чудом обновилась и засияла в руках Руфины. В конце 1920-х годов под угрозой японского нашествия русское сообщество в Харбине начало распадаться и переезжать в Шанхай; переместилась на юг и женская обитель. Монастырь в Шанхае поначалу обустраивала сама Руфина, а в 1937 году к ней присоединилась ее помощница Ариадна, вскоре сама ставшая игуменьей и настоятельницей шанхайской обители.

Читать дальше


Забытый генерал Лебедев
с лампой
d_m_vestnik

Вместе с адмиралом Ю. К. Старком и генералом Ф. Л. Глебовым генерал Лебедев оказался последним, кто безуспешно настаивал на продолжении борьбы, когда уже была объявлена эвакуация Владивостока.

Сто лет назад, 18 ноября 1918 года, адмирал А.В. Колчак был провозглашен Верховным Правителем России; среди его сподвижников был генерал Дмитрий Антонович Лебедев, более восьми месяцев возглавлявший его штаб. Сведения о Лебедеве в краеведческой литературе практически отсутствуют, статей о нем нет даже в энциклопедических изданиях. Об этом человеке, герое Первой мировой войны, активном участнике событий на Восточном фронте белой борьбы за освобождение России от большевизма, мы беседуем с известным историком, заведующим отделом военно-исторического наследия Дома русского зарубежья имени А. Солженицына (Москва) А.С. Кручининым.

— Андрей Сергеевич, каково значение произошедшего 18 ноября в ходе Гражданской войны и в дальнейшем ходе русской истории? История не терпит сослагательного наклонения, но всё же: как, предположительно, развивались бы события, если бы Колчак не принял звание Верховного Правителя России?

— Ответ на этот вопрос в каком-то смысле можно увидеть в тех причинах, которыми и были вызваны события 18 ноября. В ночь на 18-е группой офицеров были арестованы некоторые из членов Временного всероссийского правительства, называемого также «уфимской Директорией». Что же это было за правительство?

Оно было сконструировано в сентябре на совещании политических и общественных деятелей в Уфе и претендовало на то, чтобы объединить и возглавить все антибольшевистские силы, но на выполнение таких задач было абсолютно неспособно. Во-первых, оно явно дистанцировалось от Добровольческой армии, сражавшейся с большевиками на Дону с ноября 1917 года — представителю этой армии даже было отказано в праве участвовать в уфимском совещании. Во-вторых, Директория признала безусловное верховенство Учредительного Собрания созыва 5 января 1918 года — но последнее не вызывало уважения у консервативно настроенной части общества и в первую очередь у военных, поскольку оказалось безвольным и бессильным перед лицом узурпаторов‑большевиков. Колчак впоследствии презрительно говорил об «учредилке»: «…избрало председателем Чернова (лидера партии эсеров. — А. К.) и запело "Интернационал"»; «это собрание было разогнано пьяным матросом и было первым шагом на пути создания большевистской советской власти». Да и сам состав Учредительного Собрания отнюдь не был представительным, ибо созыв его в условиях большевистского переворота заведомо исключал участие не только правых, но уже и всех центристских партий и организаций. К примеру, депутатом Учредительного Собрания был избран герой Великой войны генерал А. М. Каледин, Донской атаман, но очевидно, что попытка приехать в Петроград и принять участие в заседаниях стоила бы ему жизни.

Read more...Collapse )

Доклад по истории православия в Японии (Часть 2)
с лампой
d_m_vestnik