d_m_vestnik (d_m_vestnik) wrote,
d_m_vestnik
d_m_vestnik

Categories:

Сергей Марков. Сексотка

Другое название - "Конец авантюриста, 1921 год"

Через реку на чёрной лодке,

С подложным паспортом в подмётке

Я плыл в Россию как домой.

Всю жизнь не подводила водка,

Глотал её, как соль селёдка,

А вот прекрасная сексотка

Меня сосватала с тюрьмой.

Даю вам в этом, судьи, слово –

Бродил от Данцига до Львова,

Но не встречал такой красы.

Увидел раз и встретил снова,

Не бровь, а чёрная подкова,

Под красной шалью две косы.

По тёмным улицам ходили,

Сидели в тихом «Пикадилли» –

Трещал мерцающий экран.

На нём в столбах высокой пыли

Бандит летел в автомобиле,

Над ним кружил аэроплан.

Прошла счастливая неделя,

И в тёмной комнате отеля

Мы целовались неспроста.

Себя ругал я: пустомеля,

Не видел этакого зелья,

Ведь похоронят без креста.

Она шептала мне: «Доверься.

Люблю до гроба».

Без затей

Я выдал планы всех диверсий

И дислокацию частей.

Наутро окна стали мглисты,

И осторожные чекисты

Отмычкой открывали дверь,

Потом, нажав на все регистры,

Вошли, учтивы и речисты,

Что делать, думаю, теперь?

Один спросил, садяся рядом:

«Не вы ль с карательным отрядом

Пришли однажды на Мезень?

И там, командуя парадом,

С английским капитаном рядом

Пугали город целый день?

Но чур не врать! Нажмём на кнопку,

Кто брал под Оренбургом сопку

И был представлен Колчаку,

Кто динамит подсунул в топку,

Кто бомбу бросил в Центропробку

И скрылся с пулею в боку?

Теперь пойдёмте с нами бриться,

Вас ждёт прекрасная светлица

С прекрасным видом из окна,

Натёрта воском половица,

Ты не устанешь нахвалиться:

Везде покой и тишина».

Она, наверно, хохотала,

А в коридорах трибунала,

Где с вечера ходил народ,

Старуха квасом торговала...

Гремел о кознях капитала

Судья, меня вгоняя в пот.

И прокурор встаёт – высокий,

В чернилах вымазаны щёки,

Лицо, как синяя печать.

И, открывая рот широкий,

Цедит оборванные строки

И заключает: «Расстрелять!»

А в зале – крашеные губы,

Ячменной гущей пахнут шубы,

Наперевес тяжёлый штык.

Сейчас невольно стиснешь зубы,

Считая вёрсты, дни и трупы,

Тяжёлый подавляя крик.

Мгновенье классового гнева

Пришло... Равнение налево!

Не спотыкаться, милый друг,

Зерном могильного посева,

Свинцом последнего напева

Отмечен тягостный испуг.

А вы, противники, хотя бы

Уведомили наши штабы,

Что я покинул этот свет,

Попавшись глупо из-за бабы,

И хоть и все мы в этом слабы,

Солдатской чести в этом нет.

Не позже 1931

Публикуется по тексту из архива Владимира Приходько (первая публикация - "Литературная Россия", 2005, 15.07, № 28. Представляет собой ранний вариант стихотворения "Конец авантюриста. 1921 год". Наиболее существенные разночтения относятся к трем последним строфам - в редакции 1938 года предпоследняя строфа полностью отсутствует.

p/s

Другой вариант из ЦА ФСБ - День поэзии 1999. М., 1999. С. 192-193. Из существенных разночтений там:
Даю вам судьи в этом, судьи, слово —
Бандит летел в автомобили,
И в душной комнате отеля
Люблю до гроба. Без затей».
На утро окна стали мглисты,
— Не вы ль с карательным отрядом
С английским офицером рядом
И прокурор встает высокий,
Пришло. Равнение налево!
И — хоть и все мы в этом слабы,

Tags: Гражданская война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments