Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

с лампой

Полевая кухня в Первой Мировой войне

В начале ХХ века рядовому бойцу русской армии полагался такой ежедневный рацион:
700 граммов ржаных сухарей или килограмм ржаного хлеба, 100 граммов крупы (в суровых условиях Сибири — даже 200 граммов),
400 граммов свежего мяса или 300 граммов мясных консервов (строевой роте в день надо было, таким образом, доставить минимум одного бычка, а в год — целое стадо в сотни голов крупного рогатого скота),
20 граммов сливочного масла или сала,
17 граммов подболточной муки,
6,4 грамма чая,
20 граммов сахара,
0,7 грамма перца.
Также в день солдату полагалось примерно 250 грамм свежих или около 20 грамм сушеных овощей (смесь сушеной капусты, моркови, свеклы, репы, лука, сельдерея и петрушки), которые шли в основном в суп. Картофель, в отличие от наших дней, даже 100 лет назад в России/ Российской империи был еще не так распространен, хотя когда поступал на фронт, тоже использовался при приготовлении супов.
Во время религиозных постов мясо в русской армии обычно заменялось рыбой (в основном не морской, как сегодня, а речной, часто в виде сушеных снетков) или грибами (в щах), а сливочное масло — растительным. Крупы в пайке в больших объемах добавлялись в первые блюда, в частности, в щи или картофельный суп, из них варили каши. В русской армии 100-летней давности использовалась полбенная, овсяная, гречневая, ячневая, пшенная крупы. Рис, как «крепящий» продукт, интенданты раздавали только в самых критических условиях.
Общий вес всех продуктов, съедаемых солдатом в день, приближался к двум килограммам, калорийность — более 4300 ккал (к примеру в Германской армии было чуть более 3500, а вот в армии Британской империи более 4500). Что, к слову, было сытнее рациона бойцов Красной и советской армии (на 20 граммов больше по белкам и на 10 граммов — по жирам). А по чаю — так советский солдат и вовсе получал в четыре раза меньше — всего 1,5 грамма в день, чего явно не хватало на три стакана нормальной заварки, привычных солдату «царскому».

Collapse )
с лампой

Сергей Марков. Отступление интервентов

Сторожат револьверы
вход в особый вагон.
Пьют в купе берсальеры
голубой самогон,

и от хлопанья двери
сквозь табачную мглу
петушиные перья
шевелятся в углу.

Лихо сербам и чехам –
все в снегу и грязи.
За свинцовым орехом
вдоль состава ползи.

Collapse )